Статьи
На сегодняшний день реклама является двигателем прогресса. Большое количество людей работает над созданием рекламы и, по этому, появляются все новые и новые ее виды. Использование современной техники позволяет спроектировать, а главное воплотить самые невероятные идеи.
Для того чтобы добиться как можно большей эффективности рекламы, необходимо быть в курсе тенденций в этой сфере, тем более, меняются они довольно часто. Впрочем, качественный рекламный продукт можно создать и, не придерживаясь последних веяний.
Технологии современного брендинга опираются на маркетинг, социологию, психологию и менеджмент. В компании Freedomart предсказывают, что в будущем брендинг будет также ближе и к точным наукам – математике и физике – для более предсказуемых результатов. Сегодня же брендинг в России, увы, катастрофически далек даже от наук гуманитарных. Этому направлению нужна хорошая научная база, что признают и профессиональные сообщества.
Наиболее волнующую проблему студентов - проблему трудоустройства, можно будет решить за 1 день, а именно 14 марта 2012 года в помещении МИМ-Киев, где международная молодежная организация AIESEC в Украине проведут Шестую национальную карьерную конференцию «Talents Fair» 2012.
После того, как проблема определена, сам собой встает вопрос о грамотном формировании задач и целей маркетингового исследования. Характер его также обусловливается целями.
Для проведения исследований могут быть использованы различные методы, однако все они делятся на две группы – качественные и количественные.
Облако тегов

Фундаментальный анализ рынка: практика применения


 
Pаздел: 

Рынок можно рассматривать как информационную среду. Информация - один из основных элементов инвестиционного процесса на стадии поиска возможностей, обоснования решений и тестирования идей.

Принятие инвестиционного решения похоже на формулирование научной гипотезы и представление ее на суд практики. Как оптимизировать процесс принятия решения и сделать его более дисциплинированным? Как тестирование предположений о поведении рынка на практике должно уточнить подход и сами гипотезы? Эти вопросы подспудно задает себе каждый участник рынка.

В финансовой литературе, за редким исключением, не встречаются попытки оптимизации мыслительных процессов. «Интеллектуальные навыки, направленные на понимание хода социальных, политических и экономических событий, заменяются реакцией на ускоряющийся процесс мигания биржевых экранов». Инвесторам же, которые оказались вынужденными разрабатывать собственный подход к процессу изучения и оценки информации для принятия инвестиционных решений, особенно хорошо известна модель, которую предложил философ Карл Поппер. Она получила название дедуктивно-номологической (Д-Н) и состоит из трех звеньев: конкретных изначальных условий, конкретных конечных условий и универсального обобщения. При наличии исходных условий и обобщения эта модель позволяет делать прогноз, а протестировать обобщение позволит окончательный результат. Таким образом, круг замыкается, и мы получаем рабочую модель, годную, например, для инвестиций.

Однако нобелевский лауреат в области экономики Ф. Хайек, который разделял многие взгляды К. Поппера, считал, что Д-Н модель неприменима к анализу социально-экономической сферы, поскольку многие социальные явления представляют собой самоорганизующиеся сложные структуры. Для объяснения сложных феноменов Хайек предложил свой подход, который заключается в следующем:
Многие изучаемые экономистами феномены сложны.
Базируясь на сложных феноменах, невозможно получить точные предсказания.
Экономистам вместо теоретизирования о сложных феноменах и прогнозирования лучше давать объяснения принципам и устойчивым конфигурациям (patterns).

Вывод Хайека таков: «То, что мы знаем в экономической науке, гораздо меньше того, к чему мы стремимся». Более того, он считал, что прогресс знаний приводит к меньшей фальсифицируемости (способности опровергать и улучшать) теорий. Например, новые экономические учения включаются в устоявшуюся теорию в виде частных случаев, но ввиду значительного числа подобных частных случаев сама изначальная теория становится менее фальсифицируемой (оптимизируемой). Результаты прогнозов, основанных на теории, вызывают меньшее доверие. В каком-то смысле развитие науки подчеркивает ограниченность нашего знания. Нам кажется, что этот вывод в значительной мере подтверждается в инвестиционной практике, когда для составления прогнозов используются разные подходы экономической теории, в результате чего часто получаются весьма противоречивые результаты.

Другой лауреат Нобелевской премии в области экономики, Д. Стиглиц, тоже сделал вывод о том, что экономика лучше объясняется эволюционными процессами, внезапными событиями и моделями, чем равновесием. При этом «нет причин верить, что эволюционные процессы являются «оптимальными».

Д. Сорос предлагает свое объяснение низкой эффективности прогнозирования на базе экономической науки. «Научный метод создан для работы с фактами, но события, включающие думающих участников, зависят не только от фактов». Эта фраза отражает ключевое расхождение методологий Сороса и Поппера применительно к финансовым рынкам. Еще более определенно высказался Ф. Найт, один из основателей Чикагской школы экономики, писавший за тридцать лет до К. Поппера: «Фундаментальная разница между животными и людьми заключается в том, что люди реагируют до того, как ситуации материализуются. Мы ощущаем мир до того, как реагируем на него; мы реагируем не на то, что ощущаем, а на то, что предполагаем».

Демонстрацией несостоятельности использования в экономике методов познания, принятых в естественных науках, является парадокс Гейзенберга - известный в физике случай, когда причинно-следственная связь между природными явлениями зависит от поведения наблюдателя и потому не является объективной. В соответствии с принципом неопределенности нельзя одновременно измерить импульс и координату частицы, т. к. наблюдатель и его оборудование привносят неопределенность в процесс измерения. Но даже этот редкий парадокс не отражает разницу между естественными и социальными науками, поскольку, чтобы параллель была полной, частицы должны быть «думающими». Поэтому утверждение Поппера о «единстве метода» изучения естественных и социальных наук не соответствует действительности.

Критикуя модель Д-Н, предложенную Поппером, Сорос отмечает, что, в отличие от процессов, происходящих в природе, человек обладает способностью принимать решения, поэтому при одних и тех же исходных данных достигаются абсолютно разные результаты экспериментов. Таким образом, несовершенное понимание людьми некоторых процессов не поддается анализу с помощью модели Поппера, а экономическая теория подменяет решение проблемы предположением, что участники имеют доступ ко всей информации. Однако этой подмены недостаточно, чтобы придать статус науки процессу познания в общественной сфере, т. к. в условиях отсутствия научного метода сам термин «общественные науки» можно сравнить с алхимией.

В силу несовершенства человеческого понимания сознание людей в большинстве случаев оторвано от реальности. Сорос подменяет понятие «несовершенное понимание» термином «отклонение» (bias). Отклонение происходит в моменты несоответствия ожиданий результатам или ведущим к ним событиям. Понимание людей имеет два выражения: пассивное (познание) и активное (действие в результате познания). Это противоположные функции: в одной независимой переменной является познаваемая ситуация, а в другой - действия по ее изменению. В результате противодействия возможен только процесс постоянных изменений, но не равновесие.

Таким образом, создается схема развития, в которой ситуация меняет понимание, а оно, в свою очередь, влияет на ситуацию. Подобный цикл наводит на мысль, что история - это процесс исправления ошибок, появлявшихся в результате чьих-то «рациональных» действий, которые не выдержали тестирования реальной практикой.

Говоря об экономике, Сорос разделяет события на обыденные и уникальные и указывает: поскольку в первых отсутствует познавательная функция, это делает равновесие возможным. Однако в уникальных ситуациях обе функции работают одновременно, и поэтому равновесие становится движущейся целью. Экономическая теория, предполагающая равновесие, на самом деле исходит из отсутствия познавательной функции, т.е. полностью игнорирует «отклонение» участников.

На финансовых рынках такой подход приводит к серьезным недочетам, т. к. ввиду отсутствия абсолютного знания рынок постоянно колеблется, и равновесие является частным случаем. Так, на рынках акций теория равновесия исходит из того, что цена акции отражает или прибыль компании, или ее стоимость по отношению к аналогичным фирмам. Из такого подхода следует, что действия компании оказывают одностороннее влияние на курс акций. На деле многое из того, что ею предпринимается, направлено на его изменение. Получается, что цена акций не только отражает действия компаний, но и мотивирует их. Поэтому Сорос заменяет фразу «Рынок всегда прав», которая исходит из полноты доступной информации, на два утверждения:
Рынки имеют предпочтение (bias) в одном или другом направлении.
Рынки могут оказывать влияние на события, которые они ожидают.

Положительные предпочтения ведут к росту рынка, а отрицательные - к его падению.

В дополнение к предпочтениям на рынке также существует базовая тенденция, например динамика прибыли компаний, которая, в свою очередь, имеет двухстороннюю связь с ценой акций. Когда тенденция совпадает с поведением цен на акции, она становится «самоускоряющейся», а когда расходится - «самокорректирующейся». Аналогичная ситуация возникает в том случае, когда речь идет о взаимоотношении предпочтения и цен на акции. Когда они совпадают, предпочтения можно назвать «позитивными», а когда расходятся - «негативными».

Исходя из этих соображений Сорос строит собственную модель поведения рынка. Для простоты изложим ее сокращенную версию.

На первом этапе предпочтения и тенденция непонятны, и цены могут оказывать или не оказывать на нее влияние. Когда участники рынка начинают видеть тенденцию, цены двигаются быстрее или корректируются, при этом, возможно, коррекция изменяет ожидание направления тенденции. Если она продолжается, то ожидания начинают расти даже быстрее цен. В конце концов тенденция уже не успевает за ростом цен, ожидания меняются, и начинается коррекция. Так возникает цикл «взлет - падение», в терминологии Сороса - цикл «бум - крах» (boom/bast). При этом предпочтения частично отражаются на ценах, а частично - на тенденции (в нашем примере - на динамике прибыли), что демонстрируется расхождениями в относительных изменениях цен по сравнению с относительным изменением тенденции.

К сожалению, она может быть основана не только на прибыли, но и на ряде других соображений, например размере дивидендов, которые влияют на движение рынка благодаря инвестиционным решениям, принимаемым на основе фундаментального анализа. Когда определение тенденции меняется, меняются и предпочтения. Если инвесторы ошибаются в прочтении тенденции, меняются и предпочтения. Более детализированный цикл «бум - крах», учитывающий эти соображения, состоит из следующих стадий: непризнанной тенденции, начальной стадии самоускоряющегося процесса, успешной проверки, растущей уверенности, появления расхождения между реальностью и ожиданиями, ошибочным прочтением тенденции, возникновения критической ситуации, самооускоряющегося процесса в обратном направлении.

Предложенная Соросом модель является динамичной и благодаря этому учитывает взаимодействие между ценами и тенденцией, отслеживаемой фундаментальными аналитиками. Но проблема последних заключается в том, что они используют упрощенную модель, не учитывающую предпочтений. В предлагаемых ими статических моделях тенденции определяют цены.

Продолжая обсуждение познавательного процесса, следует остановиться на вопросе, важном для практиков: что же считать «объективной», «научной» концепцией. «Моя логика исследования содержала теорию развития знания через попытки и ошибки, точнее, через устранение ошибок. А это значит - через дарвиновскую селекцию, через отбор, а вовсе не через ламарковскую методологию, то есть обучение», - так характеризует Карл Поппер свой подход к познанию. При таком подходе «объективность» достигается путем обсуждения конкретного вопроса критическим количеством участников (interpreters). Они интерпретируют мнения путем открытого процесса осмысления и оценки некой сформулированной сообществом проблемы. Казалось бы, именно так проходит и процесс ценообразования на финансовых рынках, где средством обсуждения выступает торговля на открытом рынке. Но при всей внешней похожести подход, который Поппер считал научным, Сорос и некоторые другие исследователи таковым не признают.

Обсуждение признаков разделения знания на научное и ненаучное является одной из ключевых тем философии по отношению к познанию в целом, а не только по отношению к экономической науке. Тагард, современник Поппера, говоря о признаках псевдонаучности, указывает, что существует два вида псевдонаучного «мышления» по принципу «похожести»: конфигурации (patterns) и метафоры. «Похожесть» не предполагает обязательной корреляции между моделью и реальностью.

В частности, Тагард отмечает, что метафоры особенно часто используются в «научной» литературе по бизнесу (как и по финансам). В ней нередко встречаются утверждения об открытии новых взаимоотношений, и их значимость отождествляется с научными открытиями в естествознании, которым присуща значительно большая универсальность. Получается, что академические разработки, часто применяемые инвесторами, нельзя классифицировать как научные. Этот вывод относится и к методологии фундаментального анализа, часто использующего метафоры, например принцип относительной стоимости (relative value).

Замечания Тагарда подтверждают взгляды Хайека, который, как уже говорилось, указывал, что теории, объясняющие поведение рынка и экономики, это всего лишь ориентир, и гораздо важнее найти «принцип» или «устойчивую конфигурацию». Более того, поскольку многие теории противоречат друг другу, участники обсуждения играют очень большую, если не определяющую роль. Научным этот процесс не является. Поэтому можно признать, что на рынке все решения субъективны и позволяют правильно предсказывать только в конкретных временных рамках.

Инвесторы вкладывают деньги, базируясь на проделанном анализе и вытекающем из него прогнозе. Затем появляется новая информация, их подтверждающая, уточняющая или опровергающая. Она меняет тактику и стратегию участников рынка. Сторонники подхода к познанию, предложенного Поппером, должны сосредоточиваться не только на том, насколько верна их гипотеза о движущих факторах рынка, но и на том, чтобы большинство участников обсуждения с ней согласились.

Несмотря на то, что не все принимают возможность полномасштабного использования подхода Поппера для социальных наук, он позволяет и финансистам определять стадии восприятия рынком информации, а также строить прогнозы исхода из наиболее вероятной следующей ступени развития коллективного сознания «участников обсуждения». Инвесторам, которые предполагают пользоваться этими соображениями, следует обратить особое внимание на то, что факт взаимного влияния цен и ожиданий противоречит общепринятой концепции определения стоимости активов, которая предполагает сохранение существующих критериев оценки «хорошего» и «плохого». Осознание этого недостатка ведет к более точному прогнозированию циклов.

При этом применительно к рынкам следует помнить два противоречащих друг другу обстоятельства. Во-первых, часто к моменту достижения консенсуса рынок насыщается и начинает корректироваться, что может не изменить господствующую теорию (и) или предпочтение, но откроет дискуссию о других возможных теориях. Во-вторых, опровержение гипотезы инвестора может не привести к потерям, т.к. ожидаемая динамика цен материализуется ввиду иных причин. На рынках всегда существует несколько теорий, объясняющих их поведение, и инвестор вынужден не только постоянно дополнять свою гипотезу, но и менять ее, стремясь оставаться внутри наиболее представительной группы «участников обсуждения». Этот вывод будет иметь для нас большое значение при рассмотрении факторов ликвидности рынка; более того, он смыкается с предложенной Соросом моделью поведения финансовых рынков.

Правильная концепция, т.е. торговая идея, не всегда подтверждается прибылью, а неправильная - не всегда опровергается убытком. Во многом это объясняется тем, что отнесение теорий к «правильным» и «неправильным» в значительной мере зависит от временного периода, для которого они разработаны.

Проведенный нами краткий анализ дает возможность утверждать, что большинство финансовых и экономических теорий могут считаться научными только при либеральной трактовке термина «теория». Условность является следствием присутствия обратной связи, существующей между человеческими решениями и анализируемыми ситуациями. Она не позволяет до конца подтвердить или отвергнуть полезность любой финансово-экономической теории или гипотезы. Такое заключение не отвергает значения общих «принципов» типа теории эффективного рынка - оно стимулирует поиск «устойчивых конфигураций», которые наряду с «принципами» позволяют увеличить эффективность прогнозирования.

Для того чтобы согласиться или не согласиться со справедливостью заявления, что в финансовой экономике нет надежных концепций, а есть лишь «принципы» и «устойчивые конфигурации», следует рассмотреть основные теории и процесс построения моделей, описывающих поведение финансовых рынков.

Проблемы фундаментального анализа и оптимизация его использования

Первой проблемой, достойной упоминания, является наличие нескольких, часто противоречивых, подходов к фундаментальному анализу. Так, в начале 2002 г. на рынке продавались еврооблигации Венесуэлы ввиду экономической, политической и социальной нестабильности в этой стране, т.е. принимались во внимание фундаментальные факторы. В то же время многие отмечали, что внешняя задолженность государства минимальная и Венесуэле не имеет никакого экономического смысла объявлять дефолт. Анализ второй группы аналитиков оказался правильнее: рынок резко вырос. Это обычный пример противостояния «фундаментальных» взглядов, иллюстрирующий важность правильного выбора основополагающих допущений моделей.

Второй вывод мы сделаем на основании следующего примера. В 1990-х гг. имели место по крайней мере две ситуации, аналогичные российской девальвации. Первая возникла в Италии в 1992 г., вторая - в Мексике в 1994-1995 гг. Проблемы Италии были «предсказуемы» за три, а Мексики - за два года до кризиса. Тем не менее оба кризиса нанесли инвесторам огромный ущерб. Но эти ситуации никоим образом не подготовили менеджмент банков и фондов к «правильной политике» внутри организации в преддверии российского дефолта. Другими словами, правильный диагноз - не то же самое, что правильное лечение. Даже когда ситуация предельно ясна, остается надежда, что «в этот раз все будет по-другому».

Третье: в большинстве случаев даже при правильном выборе краеугольных факторов не удается предсказать динамику цен. Это можно объяснить неготовностью участников рынка к принятию оценок аналитиков. Сорос, говоря о циклах «бум - крах», утверждает, что, оценив определенную ситуацию и сравнив ее с господствующим фундаментальным мнением, можно выявить, что оно базируется на устаревшей модели. В таких случаяхранее заданная тенденция цен продолжается по инерции. Затем рынок осознает свою ошибку (корректирует фундаментальный взгляд) и изменяет вектор движения. Он следует новому направлению, пока не осознает, что базовая ситуация опять изменилась, а следовательно, модифицируются и все составляющие моделей.

Четвертое: даже если фундаментальному аналитику удается правильно предсказать модель данного рынка, необходимо принять критическое решение: в какой момент начинать пользоваться выводами анализа? Ведь инерция рынка порой занимает годы, и цены могут намного отклониться от «справедливых». Инвесторы же не имеют возможности долгое время оставаться в убыточной позиции, поэтому даже при использовании правильной модели есть риск потерять деньги.

В конечном итоге можно сделать вывод, что термин «фундаментальный анализ» предполагает специфический тип анализа информации, но его выводы не являются научными фактами. «Фундаментальность» выводов анализа на поверку зависит от личного мнения и удачи аналитика.

Оптимизация использования фундаментального анализа

Фундаментальный анализ полезен при критическом рассмотрении консенсусного прогноза поведения приоритетных факторов. А вот если динамика показателей или правильность выбора факторов не подтверждаются, тогда первого, кто это заметил, может ожидать шок от появления «непредвиденной» информации. Именно раннее упреждение незамеченных рынком факторов, способных видоизменить ценовой вектор, и позволяет зарабатывать деньги.

Гипотезы «фундаменталистов» могут быть полезны для фальсификации в смысле, предложенном Поппером: если рынок ведет себя не так, как предсказывает господствующая гипотеза, значит, появились новые факторы, еще им не осознанные, и следует закрывать начальную позицию или занимать позицию в обратном направлении.

Многие общие выводы, предложенные финансовой наукой, скорее всего, не представляют ценности на каждом промежутке времени, но могут быть полезны в некоторые конкретные периоды. Т.е. если удается уловить сходство ситуации с описанным «принципом-конфигурацией», то в течение некоторого промежутка времени это дает ощутимое преимущество.

Таким же образом можно подходить и к категориям современной финансовой науки. Так, историческая бета сама по себе бессмысленна ввиду нечеткости определения и волатильности показателя. Тем не менее на практике очень важна последовательность в действиях: если инвестор избрал бету за данный период как определяющий показатель и использует его на протяжении долгого срока, возможно, он научится извлекать из этого позитивный результат.

http://www.rekmar.com.ua/

© 2009, www.4p.com.ua
Все права защищены